Светка
Светка
4.1 из 5
уже прочитали: 7 816
оставили отзыв: 0
4.1 из 5
уже прочитали: 7 816
оставили отзыв: 0

День жаркий, стоит гудящая жара, мы шагаем меж холмов. Стрекочут кузнечики, в траве, которая высохла до состояния колючей проволоки, что-то шелестит — или змея, или ящерица.

У меня на левом плече висит чехол с карабином и прочими мелочами. У нее за плечами — девчачий рюкзачок, уж не знаю с чем.

На минуту останавливаюсь, достаю из чехла карабин. Прикладываю оптику к глазу, осматриваю лесополосу. Сегодня она пустынна.

Шагаем по дороге дальше. Со стороны мы, наверное, похожи на папу с дочерью. Разумеется, при условии, что дочь пошла в маму. Светка, вопреки имени — темненькая.

Спускаемся вниз и поднимаемся снова — к посадке. Под деревьями — привал. Теперь из сумки достаю бутылку воды, даю ей. Когда моя девочка напивается, пью сам.

— Надо было пива взять, — говорю я.

— Ну а что же ты не взял?

— Чтоб не спаивать.

Она быстро показывает язычок, и присаживается на ствол поваленного дерева.

— Где мой подарок? — спрашивает она.

— Да подожди ты...

Мне не двадцать лет, подъем и жара измотали меня и я устало опускаюсь около нее, пытаюсь отдышаться.

— Давай уже!

— А то что?... Пожалуешься?

Но рукой в боковом кармашке я нахожу черный чехольчик, протягиваю его Светке:

— Держи, вымогательница...

Она принимает без благодарностей, с треском открывает клапан. Сталь блестит на солнце.

— Красивые?..

— Да.

— А как они работают?..

— Дай покажу.

Я беру наручники в свои руки, бью скобой по своему запястью. Та пролетает через трещотку, и, сделав полный оборот защелкивается. Остается лишь немного подтянуть зазор. В другой руке у меня появляется ключик — пол-оборота и я снова свободен.

Девочка забирает игрушку, крутит ее в руках.

— Полезная вещь, — говорю я. — Нужная в хозяйстве.

— И чем же она полезная?..

— Ну, вот смотри...

Я беру ее ручки, завожу их за спинку, дважды раздается щелчок. Я не затягиваю сталь — Света боится боли.

— Ты попалась, — шепчу я.

— Да что ты говоришь?... И что ты теперь со мной сделаешь?..

И я действительно делаю. Мои руки поднимают ее футболку вместе с бюстгальтером. У Светланы маленькая грудь, и бюстик она носит скорей для самоутверждения. Я целую ее смуглые сосочки. Покрывая поцелуями ее животик, расстегиваю поясок и пуговку на шортиках, стягиваю их вниз.

Передо мной ее гладенький лобок, губки сжатые словно у ребенка, но уже налившиеся кровью. Я целую их провожу меж ними, выискивая спрятавшийся меж ними клитор. Моя девочка дрожит, ее кожа покрывается сыпью. Я ласкаю ее губами, язычком, но даже пальцем не коснусь ее сокровища. Она боится боли, потому не спешит расставаться с девственностью. Я не тороплю. Может, это сделаю не я, и чей-то член будет двигаться между этих губок.

Мои поцелуи ниже, я пытаюсь дотянуться до колечка попки.

— Надо было тебе подарить не наручники, а анальную пробку.

— Извращенец, — смеется она.

Я снова возвращаюсь к ее лону, ласкаю его, пока тело девочки не сотрясает дрожь.

Игра окончена. Я расстегиваю наручники, помогаю Светке привести в порядок одежду.

— Если хочешь, можешь поласкать его.

Она качает головой.

Что же, в другой раз….

— Понимаешь, — из кухни вещаю я. — Нарбут был геральдистом, уж точно лучшим в Украине. А согласно геральдике, если флаг делался из герба, то фон шел вниз, а цвет основного элемента — вверх. Потому флаг изначально был желто-синим, а не сине-желтым как сейчас.

Из кухни я иду с двумя чашками: кофе для себя, зеленый чай для нее. За окном молотит дождь, прохожие прячутся под козырьками, раскрывают цветы зонтов. Ставя чашки, я заглядываю в тетрадь. Моя девочка делает уроки. Почерк небрежен, много исправлений. На листке черновика рисунки. Ее мысли занимают, что угодно, но только не уроки.

Наш союз обречен: я стар для нее, и в один день она встретит свою судьбу. Я ищу на листке предвестников скорого расставания — сердечки или что-то вроде того. Но их нет. Значит...

— Волнуешься?..

— Да, — она берет свой чай.

Я пью свой кофе — спешу выпить пока он не остыл.

— Не бери в голову, сдашь. Оно не стоит тех нервов.

Через неделю у Светки экзамены в музыкальной школе.

— А ты в моем возрасте не волновался бы?..

— Волновался бы похлеще твоего. Но... Поверь, это того не стоит. Волнениями ты ничего не изменишь, так что не накручивай себя.

— Тебе легко говорить... — в голосе скользит обида.

— «Ты ничего не понимаешь, Джон Сноу?» — вскидываю я бровь.

Она пожимает плечами.

— Просто у тебя в крови сейчас понижен уровень обнимашек и целовашек. Можем это исправить...

— Уиии...

Я разворачиваю кресло, поднимаю ее, сажусь сам и помогаю ей сесть на мои колени. При этом ее юбочка задирается и я чувствую ткань ее трусиков. Ответно она чувствует мое возбуждение. Мои руки охватывают ее талию, прижимают ко мне. Я заглядываю в вырез футболки:

— А твои близняшки растут...

— Не растут... Ну почему у всех в классе... Ты видел у Марго?... А у меня... Хнык!

Я видел фото Марго — у нее и правда шикарная грудь. Но...

— У моей девочки мой любимый размер груди. Моя девочка пикантная...

Мои губы касаются места, где начинается ложбинка между ее грудей. Поднимаются выше, шейка, носик, целую губки.

У нее, возможно, будет много любовников — но я поцеловал ее первым, я ее научил целоваться. И она целуется обалденно.

Мои пальцы обследуют ее тело, гладят ее твердеющую грудь.


— А у Марго такие же крепкие сиськи?

Светка улыбается.

Мои пальцы продолжают путешествие: по ножке вверх, под ее трусики. Глажу лобок, стиснутые губки. Девочка стонет. Хочется посадить ее на стол, развести ножки и взять ее: такую маленькую, такую тесную. Но надо сдерживаться: мама у Светы врач. Если возникнут подозрения, она проверит свою дочь.

Внезапно Светка кусает меня.

— Что ты себе позволяешь! — говорю я. — Накажу!

— Накажи!

Мы поднимаемся. Светку я ставлю коленями на стул, животиком она ложится на стол. И если кто-то снизу взглянет на наши окна, то увидит девочку, глядящую в окно. Откуда им догадаться, что в это самое время я задираю Свете платьеце, спускаю трусики.

Несколько мгновений любуюсь ее ягодичками. Хочется их поцеловать, но я шлепаю по ним ладошкой, раз, другой, третий, они становятся пунцовыми. Девочка взвизгивает, а я массирую ее жопку. К коже приливает кровь, она становится чувствительной.

Боль — это острая приправа, и ее следует поглощать дозированно. И я целую любимую попку, провожу пальцем меж половых губок — там жарко и влажно. Затем пальцем в ее смазке глажу колечко ануса. Света знает условия игры, она расслаблена, и палец проникает в нее. Я добавляю еще один палец, растягиваю попку. Она стонет.

— Наказать тебя? — спрашиваю я.

— Да... — стонет Света.

Мой член давно стоит, и, сдвинув шорты, я вхожу в ее попку, начинаю двигаться: сначала небыстро, но разработав ее дырочку ускоряюсь. Моя рука снова на ее клиторе, но там я встречаю ее пальчики.

Тогда я одну руку подвожу под ее животик, в момент глубокого проникновения, вжимаю ее больше в себя, вторая — в ее волосах, я заставляю ее выгнуться.

Темп все быстрей, моя малышка, моя любимая попка такая тесная. Моя...

— Нравится?

Я заставляю ее развернуться, ищу ее губы, шепчу:

— Нравится? Нравится, когда тебя трахают в жопку?..

Она часто и глубоко дышит.

— Да... — шепчет она.

— Что тебе нравится? Говори...

— Ты. Твой хуй в моей заднице.

Моя девочка. Маленькая Света, милая, с виду невинная девушка столь развратна со мной. Ее разврат заводит. Еще несколько фрикций и я кончаю в ее тугую попочку. Затем разворачиваю, присаживаюсь между ее ножек. Мои губы и наши пальцы быстро доводят ее до оргазма. Я вижу, как из ануса вытекает моя сперма.

Она обмякает, и я снова ее обнимаю, прижимаю к себе, целую в щечку.

— Ну что, — говорю я. — Отдыхай и за уроки....

В ванной — все что нужно. В руках — электронная книжка, рядом — записная, кружка с холодным пивом. Хороший способ снять усталость после трудного дня. Слышу, как открывается дверь.

— Ты дома? — с порога кричит Светка.

Но слышит шум воды в ванной, открывает дверь.

— Купаешься?..

— Ага.

— Давно?

— Только залез.

Ванна полна до сливного отверстия, но это ничего не значит: принимать ванну я люблю, делаю это долго, и моя девочка это знает. Ее рюкзачок остается в прихожей, Света заходит и начинает разеваться, я любуюсь этим простеньким стриптизом: блузка, школьная юбочка, трусики, лифчик, гольфы. Она ответно следит, как наливается в воде мой член. Затем девушка переступает через край ванны и садится спиной ко мне, передо мной. Немного воды выплескивается наружу, но это ничего.

Я целую ее за ушком, говорю:

— Дверь закрыла?..

Она кивает. Напряженный член давит в ее спинку, я обнимаю ее, прижимаю к себе, вдыхаю запах ее волос. Светка — ужасная чистюля, но я бы сам не подошел к ней с запахом пота.

— Как день прошел? — дежурный вопрос. — Как музыкальная школа?..

— Отменили занятия. В городе неспокойно. Много сегодня написал?

Без спросу она берет мои наброски, читает их. Мои руки, меж тем, скользят по ее телу: правая гладит ее грудь, левая между ее ножек, пальцы касаются губок, гладят клитор. Под ладонью чувствую легкую щетину.

— А ты заросла...

— Ай...

— Ты не айкай. Я натру лицо о твою щетину, потом будет выглядеть, будто я с геем целовался. А-ну, вставай.

Легонько шлепаю Светку по ягодичке — удар почти не чувствуется в воде, но девочка встает и присаживается на край ванны, широко разведя ножки. Отчего-то она не любит куни, но меня к своей святыне допускает. Я достаю пену, наношу ее на лобок Светки — пена ложится словно какие-то пышные трусики. И бритвой я аккуратно начинаю ее снимать. У нас бывают всплески фантазии — иногда я делаю девочке интимную стрижку — оставляю полоску или нечто вроде буквы «V». Но сегодня будет иначе. Я выбриваю ее чистенько — она словно обнажается снова. Последнее движение бритвой — водой я смываю остаток пены, целую щелку.

— Вот теперь нормально, сладенько.

Она плюхается в воду, низвергая через край ванной водопады, и садится теперь лицом ко мне. Я вижу ее груди, животик, щелку.

— Куда это ты смотришь?..

Она кладет ножку на край ванной, отчего ее промежность открывается еще больше.

— А ты куда смотришь? — отвечаю я.

Взгляд моей девочки на моем члене. Ее пальчики ложатся на ствол, двигаются, обнажая головку.

— Хочешь его?..

Светка кивает.

— Прямо здесь?..

На природе Светка секс не любит, да и в ванной не то чтоб ей нравится. Но вот сейчас она, похоже, решила сделать исключение.

— Куда? — спрашиваю я.

Ответ очевиден. Мне пока доступно две ее дырочки. Но в попку тут и правда неудобно.

— В ротик...

Теперь я сажусь на край ванной, а Светка устраивается между моих ног. Член входит между ее пухлых губок. Она вбирает его осторожно, словно проверяет совместимость размеров, начинает скользить. Обнажает головку, целует ее, щекочет, дразнит язычком.

Светка улыбается мне. Смотрит мне в глаза, потом снова вбирает в себя.

Поигравшись с членом минут пять, немного устает и помогает себе руками. Я скоро кончаю — немного на лицо, но все больше в ее ротик, снова любуюсь ее глазами и помогаю встать. Затем притягиваю к себе и целую в губки, чувствуя на них терпкий и солоноватый вкус спермы.

— Понравилось? — спрашиваю я.

— Няяя...


Рассказ опубликован: 26.09.2019

Последние комментарии
Комментарии к рассказу "Светка"

Оставить свой комментарий